Лапа

За «Сибирь» болеют сердцем

Хоккейная «Сибирь» под занавес сезона выдала победную серию из четырёх матчей, но это не помогло ей пробиться в плей-офф чемпионата КХЛ.

Шансы, если честно сказать, были потеряны гораздо раньше, а победная серия позволила удержаться лишь на девятом месте Восточной конференции. Болельщики «Сибири» шутят на форумах: «Никому не отдадим любимую девятку!» И основания для подобной иронии есть. В последних пяти сезонах КХЛ новосибирская команда четыре раза занимала на Востоке девятое место.

Только прошлый сезон был исключением. «Сибирь» с пятого места пробилась в плей-офф и прошла первый раунд розыгрыша Кубка Гагарина, обыграв «Автомобилист» в серии со счётом 4:1. Чем закончился бы поход сибиряков за Кубком так и осталось невыясненным. Дальнейшие матчи были отменены руководством лиги из-за коронавируса.

Прошлогоднее успешное выступление давало надежды на хороший нынешний сезон, но...

«Хотели как лучше, а получилось как всегда» (В.С. Черномырдин).

«Сибирь» вновь девятая. Почему так происходит из года в год — непонятно. Меняются игроки, тренеры, а слабый результат остаётся.

Больше всего в этой ситуации жалко болельщиков ХК «Сибирь». Они не заслужили такого отношения к себе со стороны клуба.

Collapse )
promo kovaler january 4, 17:46 2
Buy for 30 tokens
До своего тела Серафима Аркадьевна мужа допускала редко. Можно сказать, крайне редко. До свадьбы — молодыми — гуляли только под ручку, обнять себя за талию при людях Серафима Аркадьевна не разрешала. Иногда, правда, Юрий Семёнович — а тогда просто Юрка — срывал в темноте…
Лапа

Сыныч

— Ты ей сказал?

— Понимаешь…

— Значит, нет… Тогда я уйду!

— Сашуня, погоди!

— Открой дверь!

— У Тани умерла тётя. Вчера.

— Что? Кто?

— Тётя Света. Понимаешь, она была ей как мать, вырастила её. Я не могу сейчас вот так придти и сказать: прощай, я люблю другую! Давай подождём ещё несколько дней. Может, неделю. Мне самому всё это надоело. Я не привык обманывать. Саша, умоляю, одна неделя! Правда, я уйду…

— Открой дверь…

— Саша, пожалуйста…

— Паша, просто открой дверь.

Девушка выпорхнула из машины, сделала несколько шагов и, обернувшись, показала водителю на пальцах единичку. Одна неделя, ясно?

Водитель кивнул головой, дескать, всё понял. Потом подождал, пока девушка скрылась за поворотом, достал из кармана куртки мобильник, набрал номер:

— Алло… Не мог… На совещании… Заеду… Что купить? Хорошо.

Он отъехал от тротуара, развернулся на ближайшем светофоре и направил машину в противоположную часть города.

Примерно через час машина остановилась у нового десятиэтажного дома. Молодой человек вошёл в подъезд, и, не став дожидаться лифта, легко поднялся с двумя пакетами на третий этаж.

— Приличные люди выше четвёртого этажа не живут, — самому себе сказал Паша и нажал кнопку звонка.

Двери открыла молодая, с едва наметившимся животиком, женщина. Подставив щеку для дежурного поцелуя, она попыталась взять пакеты, но Паша, бросив на ходу «Тебе сейчас нельзя», сам прошествовал на кухню.

— Танюша, скоро ужин?

— Ещё полчасика.

— Тогда я в душ.

Collapse )
Лапа

Ужасный человек

Сегодня меня назвали ужасным человеком. Расскажу, как это произошло. Оказалось, что Ромео и Джульетта не умерли когда-то, а живут по сей день и работают в нашей компании.

«Санту-Барбару» только по телевизору  интересно смотреть, а в живую страсти людей на пятом десятке лет сначала забавляют, потом раздражают и, наконец, утомляют. Я высказался за весь коллектив:

— За...ли!

За что и был назван Джульеттой ужасным человеком. А потом подумал: «Пожалуй, она права». Я действительно ужасный человек.

Я ужасно не люблю бардак. Ужасно не люблю не пунктуальных людей. Терпеть не могу снобизма и узколобых. И ужасно не люблю, когда хапают, как не в себя. А ещё, как говорил Высоцкий, 

Когда чужой мои читает письма,

Заглядывая мне через плечо.

А в остальном я очень милый.

Лапа

Мелкая пакость

— Серега? Салатин? Ты что ли?

К Сергею Николаевичу подскочил радостный мужик:

— Вот это встреча! Здорово!

Сергей Николаевич отстранился:

— Что? Погодите… Нет, Вы ошиблись...

— Да брось, Серёга! Не узнаёшь? Калуга, войсковая часть 92551. Лёха Тропин. Ну?

— Послушайте, меня действительно зовут Сергей, но у меня другая фамилия.

Мужик не верящим взглядом смерил Сергея Николаевича:

— Другая? Ошибся? Не Салатин?

— Нет.

— Извини… те тогда... Но как же на моего сослуживца похож. Просто одно лицо!

Мужик сел на своё место, изредка посматривая на Сергея Николаевича.

До отправления поезда оставалось ещё несколько минут. Обычно в командировки Сергей Николаевич предпочитал ездить в купейном вагоне, но сегодня ради экономии купил билет в плацкарт, потому что, во-первых, поездка была близкой, во-вторых, ночь он планировал провести в гостинице, а в-третьих, завтра утром следовало вернуться в родной город. Сергей Николаевич не только ближайшую ночь, но и вообще всё в своей жизни старался планировать. Не зря же он работал заместителем начальника планового отдела в крупной государственной конторе. А встреча с бывшим однополчанином в его планы на сегодняшний день никак не входила.

Конечно он узнал Лёху Тропина, ещё бы его не узнать. Это Сергей Николаевич за после армейские годы приобрёл хорошую должность и солидность, за которую он спрятался, а Лёха так вообще не изменился. Как был рубаха-парень, так и остался.

Collapse )
Лапа

Юля

Это случилось два месяца назад. Точно помню, что была среда. Я торопился домой, жена устраивала какой-то семейный праздник. Около семи часов вечера я вышел из офиса, добежал до остановки и, едва успев, вскочил в отъезжавший троллейбус. Я стал искать глазами кондуктора, чтобы рассчитаться за проезд, но вместо кондуктора увидел девушку… Нет, не так!

У кабины водителя стояла ОНА. Она!

В пятнистом полушубке, с накинутым капюшоном. Высокая, стройная, красивая, с удивительными глазами. Я разглядывал Её словно картину Рафаэля, вид у меня, похоже, был очень глупый, потому что, заметив мой взгляд, она улыбнулась и... я окончательно пропал!

Всю дорогу я не сводил с неё глаз, а когда девушка попросила водителя открыть дверь на светофоре, выскочил за ней.

— Девушка! — закричал я.

Она обернулась.

— Девушка! Извините, я все дорогу вами любовался. Как вас зовут?

— Юля, — голос ее, как мне показалось, чуть дрогнул.

— Я сейчас ужасно тороплюсь, давайте с вами как-нибудь встретимся.

— Зачем?

— Посидим, пообщаемся…

— Ну, хорошо, — Юля продиктовала одиннадцать цифр.

— Номер прачечной? — я попытался острить.

— Нет, мой, — и ушла.

Забыв о жене и сыне, я воспарил, окрыленный заветными цифрами юлиного телефона.

Два дня я ей не звонил, боялся. Что я ей скажу? Что у меня семья и «однушка» на окраине города? Что скучная работа и очень мало перспектив? Что кроме похода в киношку и скамеечек в сквере, мне больше нечего ей предложить? А потом я собрал вещи и поехал на Север.

Collapse )
Лапа

Рассказ Федюни

Начало здесь. Продолжение здесь и здесь.

От груза не отойди, браткам отстегни, а как не отстегнешь? И мент вопросительно поглядывает — тоже денег хочет, у него семья, дети, много соблазнов, а зарплата маленькая, как у меня в отряде, пока я не бросил дежурку и не полетел за первой партией енотовых шкурок в Москву. А как зайдут в номер ребята насчет денег, так и звать некого — где милиционер? Нету, у него тоже жена, и дети, и сын от первого брака, спасибо, ребята иногда помогают за то, что отворачивается, держи, говорят, полтинник на подарок сыну, купи что-нибудь в «Детском мире», мы за тебя подежурим минут двадцать. Стройные такие ребята попросили, плечистые.

А как не пойдешь?

Зашла эта надежда российского спорта в мой номер, и так тесно стало в комнате, холодок пробирается к сердцу, чего вам парни, спросил я нежно так, почти ласково, а спокойствия уже нет и в помине. А они скажут, что не прав ты, братан, то есть я, ой как не прав — торговать в наш город приехал, покупать тем более, а пошлину не уплатил, нехорошо. Какую пошлину? Вы из таможни? Ладно, скажут тебе, не придуривайся, сам знаешь какую. Сверкнет ножик и перережет провод телефона, и исчезнут они также, как и вошли, — спокойно, деловито, только прихватив коробку, средних размеров такую коробку, без которой что ездил, что не ездил — все равно никаким наваром не покроешь. И заревешь грудным плачем, ведь тридцать тысяч лежало в той коробке, одно только утешает, что перерезали только провод, а могли бы и тебя зацепить.

Collapse )
Лапа

Федюня. Ещё продолжение

Начало здесь и здесь.

Нельзя сказать, что совсем Федюня в городе не был. Был, конечно. И когда на милицейской службе в районное отделение ездил, и когда к дяде в гости наведывался. Но все это было кратковременно, по делам, а так, чтобы пройтись по городу, погулять по шумным проспектам и тихим улочкам, почувствовать жизнь города, посидеть с девушкой в кафе — на все это у Федюни ни денег, ни времени не было. Барыга платил мало, а требовал много.

И стали в голове у Федюни появляться мысли, что нужно ему провернуть какое-нибудь дело. Одно Большое Дело, такое большое, что решило бы оно все его проблемы. И с жильем, и с деньгами, и с девушкой. Какое это будет дело, Федюня не знал, но стал часто думать об этом, смаковать будущую богатую жизнь. Одно Большое Дело представлялось чем-то вроде оставленной кем-то сумкой с долларами, потерянными золотыми часами, выигрышем в казино. Мысль об Одном Большом Деле грела, словно теплый вязаный шарф, подаренный мамой перед поездкой. Но все это было больше похоже на сказку.

Стал тогда Федюня присматриваться к своему барыге, как тот оборачивается, на чем зарабатывает. Оказалось, не так все и сложно — берешь на складе подешевле, на рынке продаешь подороже. Главное, необходим был начальный капитал и бойкое место, чтобы народ не отходил, покупал и покупал, только успевай коробки распечатывать.

Collapse )
Лапа

Федюня. Продолжение

Начало здесь.

Вот если баба дура, то она дура и есть. Нет, чтобы тихо радоваться, что телефон вернули, так она подругам растрезвонила о пропаже и о том, какой молодец милиционер на базаре — быстро нашел. И нашлась же какая-то сучка — тиснула в своем ЖЖ про подвиг Федюни: вот, смотрите, граждане, какая у нас милиция, всех воров в лицо знает, не сажает, видимо, с них мзду берет. Из дневника запись попала в городскую газетку-сплетницу, а потом и вовсе пошла гулять по радио и телепрограммам. Рты-то всем не заткнёшь. Началась кампания по борьбе с оборотнями.

Федюню быстро вычислили. Понаехало командиров.

— Ты позоришь честь мундира! — кричал полковник Кордубайло из черного BMW.

— Да как ты мог! — орал из красного «Ауди» капитан Морозов.

— Ой, балбес, — вздыхал прапорщик дядя Вася, облокотившись на капот белой «Тойоты».

По всему выходило, что главный оборотень в погонах Федюня и есть.

Со службы погнали, хорошо, хоть дело не завели, потому как фамилии той девчонки никто не знал, а Лешего с рынка, будто ветром сдуло. Комнату в общежитии тоже отобрали. Остался Федюня на улице. Куда идти, что делать?

Опять дядя Вася не бросил. Тут же на рынке у одного барыги в помощники пристроил. Когда тюки с товаром из контейнера на точки подтянуть, когда за продавца постоять. Спал Федюня в вагончике у контейнеров. Вот и получилось, что опять рынок его от себя не отпустил, будто прирос он к этому месту. В город из деревни переехал, а только города почти и не видел.

— Учиться тебе надо, — говорил дядя Вася.

Collapse )
Лапа

Федюня

За доброту свою Федюня и пострадал. Зашла в дежурку девчушка, плачет, телефон у нее украли. Только отвернулась получше кофточку рассмотреть да перекинулась с продавщицей парой слов, так телефон с ремешка и срезали.

Обычно Федюня действовал так: выдавал ревущей девушке листок бумаги, ручку — пиши заявление, где, как, что украли. И все. Слова лишнего не говорил. А с этой так не получилось. Залепетала, что телефон — подарок младшего брата, служившего в Чечне, что без него домой возвращаться никак нельзя. Вот на Чечню Федюня и купился. Сам недавно вернулся из рядов вооруженных, в горячую точку, слава Богу, не попал, но на возвращающихся оттуда раненых насмотрелся достаточно. Отслужив, возвращаться Федюня в свою деревню не стал, решил жить в городе. Спасибо дяде Васе, маминому двоюродному брату, подсказал пойти работать в милицию, а затем и вовсе перевел на хлебное место — к себе на рынок.

— Как зовут-то? — спросил Федюня.

— Женя.

— Я спрашиваю, не как брата зовут, а тебя.

— И меня Женя. Родителям так захотелось — Евгений и Евгения.

— Понятно. А в каком ряду телефон украли?

— Ой, там кофточки с обоих сторон и сапожки…

— Понятно. Трубка какая?

— «Моторола» серебристая.

— Жди здесь, — сказал Федюня и вышел из дежурки.

Да и телефончик оказался дешевеньким. Дисплей монохромный, голос писклявый, такому красная цена — рублей пятьсот, и зачем только Леший на него позарился?

Collapse )
Лапа

О любви

С места события передаёт корреспондент Сергей Довлатов.

В два часа ночи зазвонил телефон.

— Кто это?

А Света мне и говорит:

— Я тебя разбудила?

— Хуже, — говорю.

— Ты не один?

— Один. С Леной.

— Я по делу. Умер Баскин.

— Не может быть! А кто это?

— Мой сосед.

— Ты что, — говорю, — в другое время не могла позвонить?

— Это так, к слову… Сергей, ты мне нужен как мужчина.

Я даже растерялся.

— То есть? — говорю.

— Толик уехал в командировку, а я записалась на югославские куртки. Он твоей комплекции.

— Ну?

— Ты бы мог завтра подойти к ЦУМу? Примерить…

Я попробовал возмутиться:

— Вообще-то днем я работаю…

— Сергей, — кричит, — умоляю! Курток мало, а Толик уехал на две недели…

Лена щекотала меня под одеялом.

— Хорошо, — говорю, — во сколько?

— В двенадцать, у центрального входа.

— О’кей.

Про Свету рассказывали такую историю. В НИИ, где она работала, за ней ухаживали сразу двое мужчин — директор института и инженер из соседнего отдела. Инженер подстрагивал ей карандаши, занимал очередь в институтской столовой. Директор дарил цветы и подвозил Свету домой на черной «Волге». Чаша светиных симпатий склонялась в сторону директора, но однажды Света опасно пошутила по телефону. Набрала два нуля и сказала в молчащую трубку:

— Алло, кагэбэ? У меня тут накопился компромат на Брежнева. К вам подъехать?

И бросила трубку. Над шуткой хохотал весь отдел.

Collapse )