December 21st, 2020

Лапа

Бельчонок Кеша и тайна лесного дуба

Многие сказки начинаются со слов «В некотором царстве, в некотором государстве…» Ещё больше начинаются так: «Давным-давно...» или «Жили-были...» Сказочники знают, как увлечь читателей. Я же расскажу совершенно правдивую историю, которую мне поведал её герой, возвратившись из своего невероятного путешествия.

Итак, познакомьтесь: нашего героя зовут Кеша, это бельчонок. Я знаю его давно, с тех самых пор, как четыре года назад бельчонка с пораненной лапкой подобрал в парке мой знакомый мальчик Гоша. Бельчонок (тогда ещё без имени) сидел на сломанной берёзе, жалобно пищал и закатывал глазки. От жалости у Гоши едва не покатились слёзы. И мальчик, подхватив рыжий комочек, скорее побежал домой.

Дома, увидев раненого бельчонка, родители задумались. Во-первых, можно ли держать белку дома? Во-вторых, что делать с пораненной лапкой? И, в-третьих, как его назвать? На первые два вопроса помог ответить знакомый ветеринар. «Держать можно», — сказал он. На лапку наложил шину. А на третий вопрос ответил: «Думайте».

И стали всей семьёй думать. Папа внимательно посмотрел на маму и сказал:

— На медвежонка похож.

Затем еще раз взглянул на маму и добавил:

— Определённо медвежонок. Назовём его Миша.

— А мне кажется, — сказала мама и посмотрела на папу, — он похож на поросёнка. Это Чуня.

— Какой же это поросёнок? — удивился папа. — Он мохнатый, это Миша.

— Нет, — сказала мама, — это мохнатый Чуня.

— Нет, Миша!

— Чуня!

Collapse )
promo kovaler january 4, 17:46 5
Buy for 30 tokens
До своего тела Серафима Аркадьевна мужа допускала редко. Можно сказать, крайне редко. До свадьбы — молодыми — гуляли только под ручку, обнять себя за талию при людях Серафима Аркадьевна не разрешала. Иногда, правда, Юрий Семёнович — а тогда просто Юрка — срывал в темноте…