December 28th, 2020

Лапа

Большая любовь

Тётя Зина говорила мужу:

— Купи горошек, свеклу и морковь. Я сегодня буду кушать винегрет. — Эта мощная женщина всегда знала, чего хочет на завтрак, обед и ужин.

Своими кулинарными предпочтениями тётя Зина делилась со всеми соседями, а список покупок диктовала мужу Виталику громко и чётко, высунувшись наполовину из окна: сосиски, сыр, макароны, десяток яиц.

— И сметану! — выстреливал её голос вдогонку уходящему Виталику.

Иногда муж сопротивлялся:

— Зиночка, тебе же всё это нельзя есть! — взвизгивал он после тирады жены про колбасу, копчёное сало и маринованные огурцы.

— Что-о-о-о?! Ты мне запрещаешь?

— Не я — врачи!

— Тогда сходи в аптеку!

После чего Виталик сдавался:

— Хорошо, я куплю тебе огурцы и сало.

Больше походов в магазин муж тёти Зина не любил походы в аптеку. Дело в том, что тётя Зина была тяжело больна. Причём всеми болезнями сразу. Её карточка в районной поликлинике напоминала Большую медицинскую энциклопедию Семашко. За свою жизнь она выпила тонну таблеток и ещё столько же хранилось в её шкафах и на полках. Таблетки были везде: в коробках, в банках и даже в пустой супнице, подаренной им с Виталиком на свадьбу. При виде мужа тёти Зины аптекари разводили руками: им нечего было предложить. Запасы тёти Зины давно превосходили ассортимент любой районной аптеки.

Врачи прописали тёте Зине строгую диету, которую она никогда не соблюдала. Я спросил как-то у неё:

— Зинаида Матвеевна, Вам же нельзя солёное, острое, сладкое и жирное. Зачем Вы это всё едите?

Collapse )
promo kovaler january 4, 17:46 5
Buy for 30 tokens
До своего тела Серафима Аркадьевна мужа допускала редко. Можно сказать, крайне редко. До свадьбы — молодыми — гуляли только под ручку, обнять себя за талию при людях Серафима Аркадьевна не разрешала. Иногда, правда, Юрий Семёнович — а тогда просто Юрка — срывал в темноте…