kovaler

Categories:

Просто Мария

Мужики сели, разлили водку.

— Ну, за всё хорошее!

Выпили.

Сергеев, как обычно, хохотнул:

— Водку ключница готовила?

Селиванов кивнул:

— Ага, ключница, — отодвинулся от стола, — подожди.

Вышел в коридор и, вернувшись на кухню, помахал конвертом:

— Вот. Новость у меня.

— Хорошая? — спросил Сергеев.

— Как сказать… С девушкой познакомился… Её Маша зовут.

— Ого! — удивился Сергеев.

Последние лет пять Юрка Селиванов мог часами говорить только о своей бывшей — об Ольге, и вдруг — Маша.

— И что у тебя с ней?

— Не трещи, — Юрка потянулся было к бутылке, но передумал и взял ломтик лимона, зажевал. — Ольгу помнишь?

— Юра, сколько можно! Опять Ольга?!

— Подожди… Я просто обалдел, когда узнал, что Маша с Ольгой в один день родились. Понимаешь, они обе Стрельцы. Это же мой знак, моё наваждение.

Селиванов разволновался, налил себе одному, выпил:

— Ты Ольгу знаешь, её и красивой-то нельзя назвать, фигура так себе, но как посмотрит — сердце останавливается. Ничего не мог с собой поделать, влюбился. Жену ради нее бросил, с ума от ревности сходил. А она, сучка, убежала к тому женатому, помнишь?

Сергеев кивнул. Вся эта история развивалась у него на глазах.

— Я на Север на целый год уехал, — продолжил Селиванов, — привез чемодан денег. Реально полный чемодан. Прихожу, говорю: вот, смотри, всё ради тебя. Давай жить вместе. Купим квартиру, машину, хочешь, уедем куда-нибудь в Европу. А она фыркнула и уехала с тем женатым на поселение, когда ему три года за аварию дали. Того жена оставила, а Ольга с ним поехала, понимаешь? С ним!

Я со своим чемоданом за ними. Начальника колонии нашёл, говорю: «Майор, что это у нас за законы такие, что за сбитого человека всего три года дают? Возьми, говорю, денег, пусть он еще лет пять здесь поживёт». Думал, не выдержит Ольга новый срок, сбежит. А она, когда узнала, что это я устроил, просто возненавидела меня. В суд на начальника колонии подала, чтобы новое дело пересмотрели.

Юрка закурил. Сергеев разлил ещё по одной.

— И много денег ты извел на эти процессы? — спросил он.

— Почти все.

— А Маша?

— Что Маша?

— Ну, она тебе нравится?

Селиванов усмехнулся:

— Ты даёшь! Я про неё так, к слову. Маша — это просто Маша.

— А новость-то какая?

Юрка раскрыл конверт, протянул приятелю фотографию круглощёкого карапуза.

— Мальчик у них весной в колонии родился.

— Ох, мать! — вырвалось у Сергеева.

Мужики замолчали. В кухне повисла тишина. Было слышно, как под окнами прошуршала шинами машина. Взмыла стая голубей. К девчушке у соседнего подъезда пришла эс-эм-эска.

— Ну и сволочь ты, Юрка, — сказал Сергеев.

Селиванов ответил:

— Знаю.

И добавил:

— А пацана Юрой назвали. Мне майор написал.

promo kovaler january 4, 17:46 5
Buy for 30 tokens
До своего тела Серафима Аркадьевна мужа допускала редко. Можно сказать, крайне редко. До свадьбы — молодыми — гуляли только под ручку, обнять себя за талию при людях Серафима Аркадьевна не разрешала. Иногда, правда, Юрий Семёнович — а тогда просто Юрка — срывал в темноте…

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.